Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Российский институт театрального искусства — легендарный ГИТИС — стал одним из 106 приоритетных вузов страны, вошедших в государственную программу «Приоритет-2030». Это значит, что ежегодно он сможет получать грант в размере не менее 100 миллионов рублей. На что ГИТИС планирует потратить эти деньги? Чему нужно учить актера, режиссера и продюсера в XXI веке? Как цифровые технологии изменят театр будущего? И почему российских театральных вузов нет ни в одном мировом рейтинге? Об этом наш разговор с ректором ГИТИСа Григорием Заславским.

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Чтобы попасть в программу "Приоритет-2030", нужно было представить амбициозный план развития своего вуза. Что запланировал ГИТИС?

Григорий Заславский: Да, мы постарались себя ни в чем не ограничивать (смеется). А если серьезно, такие программы очень нужны российским вузам, но не очень понимаю, почему за образец берутся американские разработки. Я, например, ничего не слышал о выдающейся системе высшего образования в США. А вы? Да, там есть несколько сильных образовательных центров, которые собирают уже состоявшихся ученых и превращают университет во всемирно известную площадку стартапов. И то, чем мы гордимся, а на Западе получило название "образовательной трубы", когда мы готовим специалистов "под ключ", там считается большим недостатком.

Нам предлагают: у вас студент окончит бакалавриат, а дальше пусть желающие отправляются в магистратуру в какой-нибудь другой университет. Почему? Где-то, может быть, и кампус замечательный, лучше нашего общежития в сто раз, и туда на мастер-класс, возможно, приедет какой-нибудь выдающийся специалист, но наша система предполагает, что за каждым выдающимся мастером — еще десяток гениев: педагоги по мастерству, по речи, по сцендвижению. Невозможно построить театральное образование на пустом месте. А у нас все есть для того, чтобы провести талантливого человека через максимальное количество ступеней — я имею в виду специалитет или бакалавриат, магистратуру, аспирантуру, чтобы дать максимум знаний и навыков. Что касается программы, один из важнейших ее пунктов — и с этим связан один из наших стратегических проектов — это развитие человеческого капитала. И замах у нас, скажем прямо, всероссийский. Первое, что предлагаем — решительно перезагрузить систему целевого образования в сфере искусства. Она сегодня, на наш взгляд, вообще не работает. В этом году мы приняли всего двоих, потому что в списки, которые нам присылают, попадают непонятные люди. Такое впечатление, что это все родственники или близкие знакомые тех, кто составляет эти заявки. Некоторые, к сожалению (мы проверяли), никогда в этих регионах и не бывали за свои 17 лет. Но этого мало, чтобы учиться в театральном вузе. На первом месте — способности. При этом из тех же регионов приезжают очень талантливые ребята, которых мы не можем принять: бюджетных мест не хватает, а платить они не могут.

Но ведь мало принять талантливого студента из региона, нужно, чтобы потом он вернулся в свой город.

Григорий Заславский: Именно. И это второе наше предложение — реформировать систему трудоустройства, которая плохо работает. Необходимо, чтобы вузы искусства допустили к тонкой настройке программы "Земский работник культуры". На нее уже, как мы читаем, выделены деньги, но все никак не запустят, наверное, потому что не хватает понимания. Если все сделать по уму, выпускники поедут обратно в свои регионы. Режиссеру, театральному художнику, балетмейстеру, продюсеру в принципе не важно, будет ли это Москва, Питер или небольшой городок, — интересная работа важнее. Сегодня отправиться в провинцию — не приговор. Там полно возможностей для реализации. Например, ГИТИС уже не первый год работает с городом Сатка Челябинской области, где наши студенты, ученики Дмитрия Анатольевича Крымова, при поддержке Фонда "Собрание" этим летом сделали несколько творческих проектов — арт-объектов и инсталляций. Работа начиналась и проходила в диалоге с городом, обсуждали с жителями, с представителями завода. Поэтому, несмотря на смелость и неожиданность, вторжение наших художников не вызвало отторжения. Нужен ли городу Сатка театр? Не уверен. А вот какая-нибудь хореографическая студия или квазитеатральная история с подростками или взрослыми просто необходима. Чем не работа для выпускника ГИТИСа? К тому же к распределению можно привлекать частных меценатов, спонсоров, инвесторов…

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Фото: Сергей Куксин/РГ

Первый вопрос, который задаст инвестор — "Что я с этого получу?".

Григорий Заславский: Когда меня спрашивают, какие в ГИТИСе могут быть стартапы, я отвечаю: "Театр Табакова", "Геликон-Опера", "Мастерская Петра Фоменко", "Студия театрального искусства" и "Квартет И". Эти театры не только принесли славу их основателям и актерам, они приносят славу русскому театральному искусству. Чем не прибыль? Только она в случае с театром рассчитывается немного по-другому.

Когда меня спрашивают, какие в ГИТИСе могут быть стартапы, отвечаю: Театр Табакова, "Геликон-Опера", "Мастерская Петра Фоменко", "Квартет И"…

Вы уже говорили о том, что в отличие от зарубежных творческих вузов, ГИТИС не просто шлифует навыки на мастер-классах, а учит по-настоящему. А кто учителя?

Григорий Заславский: Наверное, нет ничего странного в том, что сегодня мы столкнулись с серьезной проблемой старения мастеров. Был провальный период в истории — "лихие 90-е", совсем не выдуманные сегодняшней пропагандой, которые не дали нам практически ни одного человека, расположенного к научной и педагогической деятельности, захотевшего бы остаться на территории театра. Кто-то уехал из России, кто-то занялся проблемами больных детей, кто-то принялся писать про ювелирные украшения. На одной из кафедр средний возраст педагогов у нас — 79 лет. В этом и наше преимущество, и наша слабость. С одной стороны, это бесценные специалисты, гордость ГИТИСа, мы никого не собираемся увольнять. К счастью, от нас этого и не требует никто. Мой армейский товарищ заведует кафедрой химии в одном известном американском университете, где ему пришлось уволить лауреата Нобелевской премии, который при этом по-прежнему продолжает работать, правда, деньги на зарплату для него, как я понял, приходится искать у спонсоров, а студенты со всего мира, естественно, едут в этот университет именно ради нобелиата, ради возможности поработать бок о бок с ним. При этом, конечно, мы столкнулись с проблемой нехватки молодых преподавателей. Как их привлечь? Аргумент "гордитесь, что вы в ГИТИСе преподаете", конечно, срабатывает, но 800 рублей в месяц за 4 часа работы (столько ему достается часов) быстро остужает пыл. В прошлом году мы впервые придумали гранты для молодых преподавателей. Надеюсь, эти не самые большие деньги поддержат энтузиазм.

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Фото: Сергей Куксин/ РГ

У нас стало модно искать новаторские подходы в образовании. Появилось ли что-то прорывное в театральном или пока ничего лучше системы Станиславского не придумали?

Григорий Заславский: Никаких особых новых техник, связанных с актерским искусством, нет. Постоянно появляются разнообразные тренинги, позволяющие актерам быстрее входить и выходить из роли. В этом наши преподаватели постоянно совершенствуются. Но это происходит как раз "по Станиславскому", который тоже все время искал новые пути для актерской работы, пробовал то одно, то другое: ту же йогу, например. Он никогда не останавливался, постоянно искал, что бы еще приспособить для пользы актера. Вот это и можно назвать нашим открытием в процессе размышлений над "приоритетом": мы преподаем не систему Станиславского, а систему Станиславского, понятую и переосмысленную Женовачем, Кудряшовым, Каменьковичем, Бутусовым, всеми нашими мастерами… ГИТИС в этом смысле не занимается театральной археологией, а предлагает все самое современное, что есть в театральной школе. Это система Станиславского-2030.

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Фото: Сергей Куксин/РГ

Что должен обязательно уметь актер, режиссер, балетмейстер, продюсер, чтобы стать успешным?

Григорий Заславский: Мы одни из первых стали учить наших студентов умению себя презентовать и продавать. Это не мое и даже не наше открытие — в американских актерских школах умению вести себя на кастинге учат параллельно занятиям по актерскому мастерству. Это можно и нужно перенимать. Для выпускников театральных институтов жесткий рынок существовал всегда, даже во время советского планового хозяйства, но сегодня он стал еще жестче, конечно. Любой актер, режиссер, продюсер, театровед, художник продает себя всегда, пока он в профессии. Значит, нужно уметь делать презентации, снимать видеовизитки, знать правила поведения на кастингах. Например, проводят питчинг, и ты за 9 минут должен так представить свой проект, чтобы тебе захотели дать на него 30 миллионов. Это еще хорошо, если 9 минут, а не 15 секунд в лифте с потенциальным инвестором. И в актерской жизни случай по-прежнему играет большую роль. И надо все сделать, чтобы обстоятельства благоприятствовали именно тебе. Второго шанса может не случиться. Те, кто овладел этим искусством, выигрывают даже у более талантливых. Это касается и уже известных актеров. Некоторые из них как рассуждают: не буду больше ничего посылать, я все давно заслужил. Это ложное ощущение. Если лет 20 назад ты снялся в хорошем фильме, это не значит, что и сегодня ты в хорошей форме. Ты сам выбрал такую профессию, в которой свои профпригодность и состоятельность нужно доказывать ежедневно. И талант тут ни при чем. Есть много артистов, которые, может быть, не так сильно одарены, но путем ежедневных тренингов и настойчивых занятий добились успеха. Из этого следует еще одно: мы предлагаем уже работающим взрослым актерам курсы повышения квалификации.

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Готовы ли состоявшиеся актеры продолжать учиться?

Григорий Заславский: Знаете, мне это впервые доходчиво рассказал Михаил Горевой — актер, у которого неплохо складывается американская кинокарьера. Когда американский актер заканчивает актерскую школу, он находится на самой низкой ступени своего профессионального развития, и с каждым годом путем регулярных тренингов он совершенствует свое мастерство. А наш актер, заканчивая ГИТИС, "Щуку", "Щепку", ВГИК, Школу-студию МХАТ, находится в высшей точке, а потом только деградирует, деградирует… Учиться надо всегда, и хороший актер от такой возможности никогда не откажется. Во время пандемии многие актеры оказались на грани тяжелейшей депрессии. И мы с нашим Центром непрерывного образования тогда и придумали для них курсы повышения квалификации. Согласовали смету с Минкультуры России и за полгода обучили 1000 актеров государственных театров. А потом еще с Россотрудничеством и фондом "Русский мир" аналогичные программы запустили для актеров русских театров зарубежья. В этом году и прямо сейчас с Россотрудничеством в рамках проекта "Станиславский. Метод" мы провели уже очные школы в Азербайджане, Узбекистане, Молдове, Беларуси, впереди школы в Греции и в Словении.

Какое место в театре будущего занимают современные технологии? Нужны ли сцене дополненная реальность, видео- и аудиоэффекты?

Григорий Заславский: Это кинематограф на протяжении 20 века развивался благодаря технологиям: от черно-белого немого кино до 3D-технологий и современных блокбастеров. В театре же режиссеры становились великими благодаря работе с возможностями человеческой психики и физики. Станиславский, Арто, Гротовский, Васильев — все они все были в разной степени равнодушны к технике, зато вникали в то, что может сам человек. Может ли он, например, замедлить биение своего сердца? Гротовский ставил такие эксперименты на грани, чтобы испытать возможности человека на сцене.

Я видел много хороших спектаклей, которые пользовались экранами и разными технологиями, но они лишь подчеркивали режиссерскую мысль и работу живого актера. Как у Лепажа: его спектакли очень дорогие и технологичные, но в центре — история и жизнь человека. В театре интереснее всего человек. У того же Лепажа есть спектакль "Липсинк". Он придумал его, когда летел из Канады в Европу: рядом с ним сидела оперная дива, а где-то в конце эконом-класса несколько часов надрывался от крика грудной ребенок. Лучшее, что есть в человеческом голосе, — женское меццо-сопрано, и самое отвратительное — истошно орущий ребенок. Это невероятным образом соединилось у него в голове и родился спектакль, который шел 9 часов (примерно столько, кстати, сколько нужно самолету, чтобы перелететь из Канады в Европу). Столько времени смотреть шоу технических достижений невозможно.

Ректор ГИТИСа Григорий Заславский: Талант надо уметь подать и продать

Фото: Сергей Куксин/ РГ

Вы пришли в ГИТИС 5 лет назад с готовой программой действий. Удалось реализовать задуманное и что в планах на следующую пятилетку?

Григорий Заславский: Честно говоря, я тогда готовил программу с прицелом на 10 лет. И вот недавно ее открыл и понял, что многое уже сделано, причем сделано было довольно быстро. Получилось даже то, что казалось сложно реализуемым. А то, что казалось почти очевидным, наоборот, не вышло. Не получается пока наладить горизонтальные связи между факультетами ГИТИСа, чтобы актеры, режиссеры, балетмейстеры, художники наладили творческие контакты и научились работать вместе на студенческих спектаклях. А ведь мы знаем, что союз режиссера и художника, режиссера и балетмейстера всегда был залогом рождения великих театров.

Что еще не удалось? Когда только пришел, не мог понять, почему ГИТИСа нет ни в одном международном рейтинге, мы же понимаем, что мы лучшие. Решил, что должен это исправить. В феврале 2017 года сдали все необходимые документы в британское рейтинговое агентство QS. Не тут-то было. То есть, во-первых, мы узнали, что в общих рейтингах для нас в принципе нет места, а для вузов искусств есть только один рейтинг — QS World University Rankings, но и в нем все организовано весьма прихотливо, то есть, мягко говоря, там никто не ждет российские театральные школы. Я бы еще смирился, если бы там была Школа-студия МХАТ, например. Но там есть не только британские, есть известные и неизвестные американские театральные академии, новозеландские, а ни одной русской нет. Нонсенс! Конечно, мы надеемся на то, что спустя пять лет после подачи и ежегодных обновлений нашей заявки в 2022 году ГИТИС наконец появится в этом рейтинге. Хотя, честно говоря, считаю в том числе и своей заслугой возвращение в QS Московской и Петербургской консерваторий, которые появились и заняли в рейтинге 2017 года, кажется, очень приличные позиции, а через год просто исчезли даже из ТОП-200. И я неоднократно, выступая на самых разных площадках, в том числе и международных, не уставал повторять, что такие фокусы плохо говорят о самом рейтинге, а не о консерваториях, которые и сегодня воспитывают и выпускают до трети лучших и самых знаменитых пианистов мира, например. Если в рейтинге есть хорошая эстонская консерватория, но при этом нет одной из лучших в мире, по-моему мнению, московской консерватории, значит, с вашим рейтингом что-то не так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть